Deleuze Without Complications (in Russian)


Делез без осложнений 

Автор: Дмитрий Кралечкин

[This is an interesting review of Zizek’s book on Deleuze – I am trying to cater to a possible Russian audience of this blog – CENSURA is a philosophical society that promotes thinkers like Derrida, Deleuze, Badiou and others in Russia. The author of the review below – Dmitri Kralechkin – is a translator of Derrida’s Dissemination and Deleuze/Guattari’s Anti-Oedipus that came out this year.  CENSURA has a variety of seminars and events, primarily in Moscow, it seems, dedicated to contemporary philosophy.]

[Zizek Slavoj, Organs without Bodies. On Deleuze and Consequences, Routledge, NY and London, 2004]

Жижек пишет книги о философах примерно в том же стиле, что и о кино или режиссерах. Теория по их поводу, с одной стороны, находит в анализируемом «примере» больше, чем в самой себе, однако не может избежать рационально-спекулятивного искушения – она хочет знать о них больше, чем они. Ей хочется все больше и больше – в конечном счете, чтобы примеры были у нее на посылках.

Делез – это тот, кто не Гваттари

В случае Делеза эта типичная проблема связана уже с тем, что Жижеку пришлось иметь дело с материалом, который требует предварительной обработки. С сырым материалом. Делез совершает слишком много «ненужных» телодвижений. Например, в период политических волнений конца 60-х уже бытовало недоумение – «понятно, зачем все это [политическое ангажирование] нужно Фуко, но не ясно, зачем это нужно Делезу, и кто он такой вообще…». Это недоумение и недовольство еще больше усиливаются из-за «злого Двойника» Делеза, то есть Гваттари, который осложняет жизнь Жижеку настолько, что тот готов пойти на «процесс века». Один из наиболее успешных философских браков XX столетия расторгается после смерти супругов. Книга «Органы без тел. Делез и последствия» является, в числе прочего, одним из элементов этого бракоразводного процесса. Весьма желательно было бы привести Делеза в то же состояние, в какое был приведен Маркс, лишившийся в конечном счете своего натуралистического, слишком простого и все упрощающего двойника-спонсора – Фридриха Энгельса. Итак, Делез без Гваттари, Маркс без Энгельса, братья Маркс без Маркса, кофе без кофеина… – вот определенная фигурация, которая позволяет сделать из Делеза пример (для) теоретизирования. Continue reading